Menu

Андрей Миронов-Удалов: «Мы с дедом разные по типажу»



26-летний актер, наследник знаменитой династии рассказывает о первом опыте больших съемок и о том, что на самом деле общего у лент «Спасти Ленинград» и «Титаник», отвечает на сравнения с дедом и рассуждает о своем будущем в киноЛенту «Спасти Ленинград» некоторые называют «нашим ответом «Титанику»». При создании картины действительно ориентировались на ленту Джеймса Кэмерона?Лично я вообще не считаю, что это какой-то ответ. И я расстроен, что идет такое сравнение. Ведь — ну что там общего? Любовная история, бабушка в начале и в конце и вода.Есть еще схожие детали — музыканты на тонущей барже, автомобиль на палубе…— Мне кажется, что это все равно именно наша история. Погибли 1200 человек… И если есть какие-то похожие моменты, это не значит, что мы старались делать под «Титаник». Фильм Кэмерона — это большое романтическое кино. Когда я снимался, мне казалось, что мы в какой-то документалистике работаем. Никаких внутренних сравнений с «Титаником» у меня не было. Любовь у нас — только одна из линий.В фильме вовсю бушует стихия — вода, огонь, масса людей… Сами съемки были похожи на испытание?— Да, лично мне весь съемочный процесс принес и удовольствие, и испытания. Мне нужно было заняться выправкой — хотя моему герою это было простительно, он курсант второго курса, еще не сформировавшийся солдат. Я не служил в армии, и мне нужно было решать проблему с осанкой. И Алексей Викторович (Алексей Козлов, режиссер фильма — прим. ред.) нашел ключ к этой проблеме. С девяти утра и до девяти вечера я находился на съемочной площадке, все время на солнце, на ветру — у меня всегда был такой режим.Вообще, представить, что моим дебютом будет роль в военном кино, — это последнее, что я мог сделать. Во время учебы в Щуке я себя совсем не ассоциировал с военным временем. На первом-втором курсе я был достаточно упитанным парнем. И довольно смешно со стороны, когда такой парень с красными щеками пытается открыть консервы во время блокады. И я тогда понял, что я не для войны. А тут роль такая — не солдата, не вояки, а роль становленческая. Про взросление.Как вам работалось вместе с вашей партнершей по фильму, Марией Мельниковой?— Маша великолепная. Ей было всего пятнадцать лет, и я бы зажался на ее месте. Помню, для меня было колоссальное удивление – я вроде бы недавно окончил институт, а тут у нас десять лет разницы. Нам очень помогло, что мы встречались до съемок. Я приезжал в Питер, и Алексей Викторович устраивал нам репетиции, мы ходили вместе в кафе, настраивали с ней химию.В этом году на экраны должен выйти сериал «Наследники» с вашим участием — что это будет за роль?— Абсолютно другая. Я назвал ее «безответственность». Я играю парня-мотоциклиста, который не умеет нести ответственность ни за что. Он вроде и классный парень, но безумно безответственный. В наше время много таких ребят, которым уже за двадцать пять, а они еще дети.До этого вы успели сыграть в нескольких сериалах, в том числе в «Золотой орде» и «Годунове» — оба проекта исторические, как и «Спасти Ленинград». Работать с историей интереснее, чем с современным материалом?— В «Наследниках» я впервые работал на современном материале. Когда я выпускался, то почему-то представлял себе, что должен в исторических лентах сниматься. Они мне всегда нравились, и у меня какая-то такая внешность… Но сейчас я раскрылся для большего количества жанров и ролей.Мне было бы интересно сняться в мюзикле. В каком-нибудь русском «Ла-Ла Ленде».А роль мечты у вас есть?— Я мечтаю сыграть Пер Гюнта. Эта история мне очень близка. Я даже одно время думал, что Ибсен написал первую часть про меня — настолько я был увлечен этим, делал отрывок, даже хотел делать спектакль. И в кино мне было бы интересно сделать Пер Гюнта. Если перенести пьесу в наше время, думаю, получилось бы что-то вроде «Духлесса».У Юрия Бутусова, который недавно стал главным режиссером Вахтанговского театра, хотели бы сыграть?— Это мой самый любимый режиссер на сегодня. А «Бег» — мой самый любимый спектакль. Когда я в третий раз прихожу на него, вижу, что люди не выдерживают, уходят, а я сижу — у меня текут слезы, особенно в конце, когда идет снег, это просто фантастика. Я мечтал бы работать с ним.А из кинорежиссеров у кого хотели бы сняться?Вы чувствуете, что сейчас начинается новая глава вашей карьеры?— Я стараюсь не думать об этом и абстрагироваться от мыслей, что сейчас начнется какая-то новая жизнь — это отвлекает от других, более важных вещей.Попробуйте продолжить фразу — «Через 10 лет Андрей Миронов-Удалов — это…»?Ну, я не стану кидаться «Оскарами», как некоторые мои коллеги (смеется). Может быть, я вижу себя режиссером. Может быть, актером. Или все вместе.Я сейчас учусь у Павла Семеновича Лунгина на Высших курсах сценаристов и режиссеров. Редко получается ходить, но я стараюсь. Вообще, киноиндустрия мне интересна не только как актеру. Мне интересен этот мир с разных сторон. Я бы и как оператор что-нибудь снял. Я больной киноман, смотрю где-то 80% из того, что выходит. Люблю смотреть фильмы в оригинале, с субтитрами, еще до того, как они выходят в России, — это мое хобби. Сейчас как раз начинается «оскаровская» гонка…За кого будете болеть?— Могу предположить, что победит Рами Малек. Помню, как я болел за Эдди Редмэйна, когда мало кто верил в его победу, а он взял и победил. В этом году интересная «Фаворитка» Йоргоса Лантимоса, я очень люблю Эмму Стоун. Неплохие шансы, как мне кажется, у фильма «Рома» Альфонсо Куарона — блестящее кино.Есть молодые российские актеры, которых вы считаете своими конкурентами?—  Это сложный вопрос. Есть мои коллеги, дорогие и многоуважаемые, — я не отношусь к ним, как к конкурентам.Во время загрузки произошла ошибка.А из западных коллег на кого-нибудь ориентируетесь?— Да, безусловно. Из старого поколения Дэниэл Дэй-Льюис всегда был для меня номером один, далеко от всех. А из молодых мне ближе всего Эдди Редмэйн.Смогли бы так же перевоплотиться в женщину, как Редмэйн?— Да, мне это очень интересно. Но я пока не знаю, как именно. Вахтанговский театр, где я сейчас задействован как приглашенный актер, — это театр формы, перевоплощений. Тот же Дэниэл Дэй-Льюис — он всегда сохраняет себя и в то же время рождает другого человека, по Станиславскому. В «Нефти», «Моей левой ноге» и «Призрачной нити» у него совершенно разные, полярные роли. Такое перевоплощение мне очень близко и интересно. Из наших актеров такое делал Гриценко. Я очень ценю, когда актер не только от себя работает, а когда он находит какие-то вещи, детали, жесты, которые отличают его от его героя. Тогда рождается сказка.В российском кино сейчас можно наблюдать мощную волну молодых актеров, многие из которых — внуки великих советских артистов. Вы заимствуете что-то из актерской техники своего деда? Какие-то его характерные черты?Я очень любил фильмы деда, его работы, когда был ребенком. Я фанател от них. Сейчас мне кажется, что, поскольку он мой родственник, мне надо искать себя не в его органике, а в своей. Мне кажется, мы с ним довольно разные по типажу. Не хотелось бы повторяться — я довольно самодостаточный, как мне кажется.А в целом, вы ощущаете на себе груз ответственности за продолжение такой актерской династии? Не боитесь, что к вам навсегда привяжется приписка — «внук советской киноиконы»?— А что делать? У меня такие предлагаемые обстоятельства. Я родился в такой семье, это мои корни, и я их уважаю. И я сделаю все, чтобы такая приписка не появилась.Ваша мама, Мария Миронова, сильно влияет на вас, как на актера?— Нет, как на актера она на меня совсем не влияет. Она не так любит кино, как я. Хотя у нас во многом совпадают взгляды. Я могу взять у нее совет, скорее, жизненный. Или профессиональный, но не связанный с самим действием, игрой. Рабочие моменты мы с ней не обсуждаем. У каждого своя актерская кухня. Она женщина, у нее свои приспособления. У нас разная школа.Беседовала Екатерина Комаровская

Молодожены развелись через три минуты после регистрации брака

Девушка подружилась с курицей и берет ее с собой на пляж (фото)

Объемное платье Кэти Перри стало новым мемом в соцсетях (фото)

Выбран самый романтичный город России

Новые кадры Пугачевой с детьми умилили сеть
Дети Пугачевой и Галкина повеселились на детском празднике

Влад Топалов раскрыл имя сына

Двухмесячный сын Боярской стал звездой в театре

Дочь Литвиновой и еще 6 самых стильных звездных детей (фото)

Собака вывела хозяина из комы
Пес Тедди — помесь пуделя и шнауцера.

Счастье в браке определяется генами

Четыре новые опасные инфекции, передаваемые половым путем

Как навредить почкам: вредные советы